Суббота, 24.10.2020, 13:05

Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Отмычка | RSS
Отмычка



СТАЛКЕР!
Я всегда рад видеть
еще одну живую душу!
Но я незнаю кто ты?
Регистрация
Вход!

---

Список Сталкеров

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Кто нас сегодня посетил
Главная » Статьи » Стихи и книги

Александр Тихонов - Сборник «ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА...»
Александр Тихонов
Что есть истина…
Цикл «S.T.A.L.K.E.R. - П.О.Э.Т.»

Аннотация:

Эти произведения о суровой доле тех, кто называет себя сталкерами. Одни из них находятся на грани гибели, другие - убивают, а третьи лишь лицезреют, как отнимают жизнь. Смерть - их истина. Для одних она подарок, для других - самый страшный кошмар. Одни твердят, что Зона и есть смерть, правда не каждый способен понять это, постепенно «умирая» как человек. Другие же уверены - Зона спасение от скуки, а смерть - плата за аттракцион под названием жизнь. Так что есть истина?


Александр Тихонов
Что есть истина…

Не верьте тем, кто видел коридор.
В конце тоннеля не бывает света.
Я видел смерть, причем глядел в упор...
Смотрел в упор на дуло пистолета.

Судьба с оружьем выбрала меня.
Курок взведен, патрон в стволе ютится.
Щелчок, и вот во всполохе огня
Мелькает пуля - дьявольская птица.

Как крылья, пламя обвивает ствол,
И пуля рвется к отступившей цели.
Грохочет гильза о бетонный пол…
Вы этот свет увидели в тоннеле?
А.Тихонов. Тоннель

«Что есть истина?» - Вопрошал Понтий Пилат у Иешуа в знаменитом романе Булгакова «Мастер и Маргарита».
«Истина, - отвечал Иешуа, - в том, что у тебя сейчас болит голова...»

Чернобыльская Зона Отчуждения. Многокилометровые заградительные линии из бетона и колючей проволоки. Блокпосты, рассыпанные вдоль Периметра, словно оброненные крестьянином зерна. И Зона - от «Периметра» и до мрачной громады ЧАЭС. Здесь нет места поэзии, поэтому и судьбы героев стихов лишены лиризма и всего прочего, что мы привыкли видеть в стихах. Эти произведения о суровой доле тех, кто называет себя сталкерами. Об их жизни и смерти...
Все герои стихотворений объединены одним - смертью. Одни из них находятся на грани гибели, другие - убивают, а третьи лишь лицезреют, как отнимают жизнь. Смерть - их истина. Для одних она подарок, для других - самый страшный кошмар. Одни говорят, что Зона и есть смерть, правда не каждый способен понять это, постепенно «умирая» как человек. Другие же уверены - Зона спасение от скуки, а смерть - плата за аттракцион под названием жизнь. Так что есть истина?
* * *
Уважаемые читатели! В далеком теперь уже две тысячи седьмом году для меня, как и для многих из вас, началось знакомство с серией книг «Сталкер». Потом была игра «Тени Чернобыля» и новые книги. Удивительная гармоничность и атмосферность показанного в книгах и игре мира меня увлекла. Я написал несколько прозаических произведений, удачных и не очень, и время от времени стал писать стихи на тему «Сталкер». Прошло уже больше двух лет. За это время на «жестком диске» моего ноутбука скопилось немало стихов, повествующих о жизни и смерти тех, кого принято называть сталкерами. Грустные и весёлые, интересные и не очень – все мои поэтические творения о мире Зоны собраны здесь. Надеюсь, каждый из вас найдет здесь стихотворения, которые «западут в душу» и проникнется атмосферой этого замечательного мира. Приятного прочтения, друзья!

С уважением, Александр Тихонов. Март 2010 года

ХОЗЯЙКА – ЗОНА

ПОГОСТ
Посвящается поэтам сайта stalker-book.com

Я упал - бежать уже не в силах.
Рубит тьму расплавленный свинец,
И ковыль колышет на могилах
Ветер Зоны, что зовется жнец.

Жнец второй идет за мной с винтовкой.
Шаг за шагом. Логика проста...
Смерть порой бывает слишком ловкой...
Я упал у старого креста.

Перегнувшись через край ограды,
Я кулем свалился на погост.
Не видать наемнику награды
За бродягу с «погонялом» Хвост.

- Не дождешься, сволочь, я умнее...
Я шепчу, из горла рвется свист.
А лицо становится бледнее,
Хлещет кровь на плит гранитных лист.

Каруселью кружится рассудок...
Пить охота, хоть вставай и вой...
Я не пил, наверно, больше суток.
Сел, о крест уперся головой...

Я в бреду... Привиделось, наверно,
Что на поле промелькнула тень.
Если так, то всё чертовски скверно,
Но тянуться к автомату лень...

Нет, не лень. Я просто обессилил -
Не могу пошевелить рукой...
Воду всю еще в Лиманске вылил...
- Есть здесь кто? Ну, кто же ты такой?...

- Тише мальчик... - Шепчет кто-то рядом.
Мама-Зона помнит о тебе...
На подходе Капитан с отрядом...
Отдохни... Доверь себя судьбе.

Я спасу… я отгоню напасти.
Не отыщет враг тебя, сынок...
Мне поверь - всё это в нашей власти.
Ты бы это понял, если б смог...

Только сталкер всё понять не может…
Если б понял, жил бы как в раю...
Ты забудь всё, что тебя тревожит...
Ты поспи, а я тебе спою...

Тянет с поля запахом озона...
- Храбрости тебе не занимать…
И тихонько зашептала Зона,
Как когда-то напевала мать…

ОТПУСТИ

Всего лишь в метре ничего не видно.
Поверх дороги стелется туман.
Винтовку брал - за оптику обидно,
И вот опять ныряю в котлован.

Шуршит трава, росу роняя в землю,
Проходит ветер по макушкам крон.
Я тишине Кордона снова внемлю,
А в СВД всего один патрон.

Последний выстрел сломанной винтовки.
Еще не факт, что выстрелит она.
У Зоны, знаю, есть еще уловки,
И Зона их использовать должна.

Я ухожу. Я покидаю Зону,
Не собираясь тормозить в пути.
Туман укрыл все подступы к Кордону,
А губы снова шепчут: «Отпусти»...

ЕМЕЛЯ

Увы, не свет в конце тоннеля -
Прожектор возле блокпоста,
И по траве ползёт Емеля,
Прочь от свинцового хлыста.

Грохочет пулемётом вышка,
«Сигналки» разрывают тьму,
И понимает наш парнишка,
Что не прорваться самому...

Всё громче грохот канонады,
Всё ближе свист проворных пуль.
Взрываясь, «рявкают» гранаты…
Наверно, выслали патруль...

«Назад, назад! Лишь там спасенье!»
Из подсознанья рвется стон.
«Ну, где же ты, моё везенье?»
И снова хутор, вновь Кордон...

Опять те песни под гитару,
Что парень помнит наизусть.
Вновь АТП и путь до Бара.
«Пусть не прорвался. - шепчет. - Пусть...

Денёк-другой побуду в схроне
И вновь попробую бежать».
И кулаком грозит он Зоне:
«Тебе меня не удержать!»

ПРИПЯТЬ

Безликий, опустевший город...
Ещё начало декабря...
Кривые, скрюченные тени
Рисует лучик фонаря.

Ни звука. Только лишь дыханье
Колышет полумрак домов,
И пыль сдувает колыханье
С давно нечитанных томов.

Часы, забытые здесь кем-то
Так и остались на столе.
И снег метет, и гонит бурю
По припорошенной земле...

Когда-то здесь велися споры,
Был слышен звонкий детский смех,
Но Зоны дьявольские споры
Уже давно убили всех...

За дверцей шкафа исчезает
Прощальным эхом лунный свет.
Луч фонаря в тумане тает
Нет, в этом мире жизни нет...

ЗОНА

Сгорел последний колосок.
Траве расти здесь нет резона.
Земли обугленной кусок
Отныне называем "Зона".

Теперь былого не вернуть.
Пора пожать плоды прогресса.
Быть может в этом Зоны суть-
Былое давит с силой пресса...

Когда-то был здесь райский сад,
И город был, и люди были...
Но выжигает наше "все"
Горячий воздух черной были...

РАННЕЕ ТВОРЧЕСТВО

ВЫБРОС
(Стихотворение 2007 года. Одно из первых по «Сталкеру»)

Огонь погас, когда туман,
Пришедший с предрассветным ветром,
Погнал клубами над травой,
И шлейф укрыл всё метр за метром.

Под серебристой пеленой
Исчезли "жарки" и "трамплины".
Осталась крыша блокпоста
И бруствер из песка и глины.

Над ним уже не реял флаг,
Чертя кривую тень вдоль поля,
Виднелась пулевая цепь
Поверх написанного "Воля".

Итог очередной войны,
Очередного передела.
А Зона даже в этот миг
Отреагировать успела.

Туман укрыл следы боёв,
Как будто не гремели взрывы,
И над изорванной межой
Взвилися сосны горделивы.

И в довершении всего
Над Припятью сверкнуло красным.
И зона замерла на миг,
Нас взором обводя бесстрастным.
* * *
У проржавевших "Жигулей"
Бродяга замер и пригнулся.
Минута, две, и сталкер вновь
С седою смертью разминулся.

Четыре "хантера" прошли,
Не замечая одиночки.
О, как любил старик Сугроб
Ходить по зоне в эти ночки.

Не раз он так же уходил
От патрулей с заставы Долга.
Вот только в этот раз не так.
В укрытьи будет мало толка.

Крепчает ветер над Ростком,
И живность спрятаться стремится,
А это значит - зона вновь
Решила выбросом умыться.

Ну, чтож, пусть выброс. Не впервой.
Бродяга пересек дорогу,
И через миг слух уловил
Свистящий выстрел ... ранен в ногу.

За полчаса он не дойдет,
Погибнет при любом раскладе...
Вот если бы не выстрел тот,
Он мог укрыться бы на складе...
* * *
Над зоной, разрывая ночь,
Метались дождевые капли,
И там, где проржавевший кран
Поднял стрелу как лапу цапли,

Стоял, как призрачный мираж,
Кроваво-красный купол света,
Как будто солнце, обманув
Вернулось к нам, не ждя рассвета.

Ударил нестерпимый звук
И отразился гулким эхом,
Взлетел к багряным небесам,
Пророкотав ужасным смехом.

И яркий свет заполнил всё,
Заполонил всё что возможно,
И в каждый бункер, в каждый дом
Проник он робко, осторожно....

СТАЛКЕРЫ
(написано 12 мая 2007 года)

Каждый год мы, одев маскировку,
Отправляемся в новый поход.
За спиной, как обычно, винтовка,
А в машине лежит пулемёт.

Мы минуем блокпост осторожно,
Не задев «задремавшей» травы,
Мы обходим патруль, если можно,
И «ныряем» в заросшие рвы.

Пригибаясь от сильного ветра,
Долго греемся мы у костра….
Лишь бывалые сталкеры знают,
Как не просто дожить до утра.

И поднявшись ещё до рассвета,
Отмечаем на карте «Сюда!».
На сегодня у нас эстафета-
Поскорей обыскать города.

На вокзале, пройдя вдоль состава,
Над которым застыла звезда,
Понимаешь - в Чернобыль и Припять
Не приедут уже никогда…

Никогда поезда не прорвутся
Сквозь бетонные глыбы стены,
И про Зону не вспомнят потомки,
А, наверное, помнить должны…

Слух о зоне давно разлетелся.
С жаждой новых открытий всегда,
Богачи со всего континента
За наградой рванули сюда.

Слово сталкер придумано нами.
В джунглях каменных брошенных сёл
Первый сталкер в две тысячи пятом
К центру зоны нас группою вёл

Говорил он нам что артефакты
Не бывают здоровья ценней,
Говорил, в зону сталкер приходит
Не для поиска ценных камней

Для чего? Ощутить это чувство-
Чувство страха. Лишь в паре шагов
Ощутить, тихий голос услышать,
И воочию видеть врагов…

Но пора отправляться обратно.
Возлагаем к АЭС мы цветы,
И стремимся убраться из зоны,
Чтоб в объятья шагнуть темноты…

Вспоминаю, глаза закрывая,
Как в низинах шумят камыши….
Я подобно бойцам из «Свободы»
Здесь оставил частицу души!

ФИЛОСОФИЯ СМЕРТИ

Я-СТАЛКЕР!

Ст-а-а-алкер... м-а-а-а-ч-и-и...
Зомби №404 (озеро Янтарь)

Лишь запах озона
И больно в груди.
Коварная Зона.
Кордон впереди.

А сзади сгорает
Кровавый закат.
Судьба выбирает,
Кто прав - виноват.

А может быть Зона
Играет в судьбу?
По воле закона -
Спасенье рабу.

«- Считаешь за пешку!?»
Кричу на ходу....
Последнюю вешку
Срываю в бреду.

Я вышел со Свалки...
Мне всё по плечу.
«- Не зомби! Я сталкер!»
Всё тише шепчу...

МАРИОНЕТКА КОНТРОЛЕРА

В театре абсурда сменяются роли:
Игры шпионские, явки, пароли…

Зло, что с добром поравняется в схватке…
Выброс - вся Зона в ужасном припадке…

Вспышка, осколки былого величья…
Серые тени - иные обличья…

Выстрелы - финиш кровавого спора…
Меньшее зло из убийцы и вора...

Жизнь вместо смерти, и смерть вместо жизни
Зоне мы служим - отнюдь не отчизне…

Падает капля сгустившейся крови…
Вновь капюшон опустился на брови…

Мозг разрывается... Пламя пожара...
Тело колотит от страшного жара…

Звон в голове нестерпимого хора
Слышится новый приказ контролера…

Словно в бреду поднимаю «гадюку»
Миг, и стреляю я в голову другу.

Новая вспышка, и новые трупы:
Ворон, Сапсан, проводник нашей группы…

Снова вжимаю курок до упора…
Бьется в пустую устройство затвора…

Звон ослабел - я мутанту не нужен.
Рев кровососа... И я его ужин...

ГРЕШНИК

Вниз головой на дереве подвешен.
К моим ногам стальной привязан трос.
И шепчут мне: «Ведь ты же, сталкер, грешен»...
Поют псалмы. Не различить угроз...

Пять человек в плащах из плотной ткани
Сомкнули круг и пристально глядят.
Пять судей... и пред ними я на грани!
Но кто они? Чего они хотят?!

- Ты грешен сталкер. - снова повторяют.
- Грехи страшнее наших во стократ!
Один вперёд. Другие замирают.
- Я твою душу отпускаю, брат.

И нож блестит в руках у идиота...
Сверкают грани острого клинка.
- Я всех прощаю!... Вот моя работа!...
К ремню, слабея, тянется рука…

Последний вздох - последняя соната.
А жизнь была не так уж и плоха...
Рванул чеку… и катится граната…
Все в этом мире мы не без греха...

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ

Словно волны приливного вала,
Облака устремляются ввысь.
Где-то в Рыжем лесу, у завала,
Наши тропы навечно сошлись.

Лишь свинцовые, мертвые тучи
Наблюдали за схваткой с небес.
Мы считали, что в сотню раз круче...
Видно, были наивны мы, Бес.

Ведь могли разойтись полюбовно -
Без пальбы, жизнь не ставя на кон.
Но уйти, разминувшись бескровно,
Не позволил звериный закон.

Трое хантеров шли вдоль завала,
Пригибаясь до самой земли.
Не хитрее свинцового шквала...
Двадцать пуль так, как надо, легли...

Только лишь облака-монолиты,
Мчась на юг над изгибом тропы,
Знают то, как мы были убиты -
Две игрушки жестокой судьбы...

ЗОНЕ РЕШАТЬ САМОЙ
(По мотивам стихотворения пользователя «Lord4» сайта stalker-book.com)

Я думал, все будет быстро -
Две ходки, потом домой.
Но мысли рождает выстрел,
Что Зоне решать самой...

Не я, а она решает,
Как сталкеру дальше жить.
Врагов и друзей мешает,
Разделит, чтоб вновь сложить.

Я думал, она простила,
Пытался уйти совсем,
Но выстрела мало было,
Чтоб разом ответить всем.

Кордон. У второй заставы
Меня окружил патруль.
Прыжок, откатился вправо,
И в первого - восемь пуль.

Второму две пули в «брюхо»,
Прыжок, кувырок в траву.
Свинец в спину хлопнул глухо,
И я полетел ко рву.

И, сжавшись в зловонной луже,
Прижав пистолет к груди,
Я думал: «Ну, Зона. Ну же!
Я к смерти готов, иди!»

«Вертушка» прошла над рощей,
Качая макушки крон…
А раньше все было проще...
Сейчас же - один патрон.

И что мне прикажешь делать -
Убийце того бойца?
Мое дорогое тело
Вот-вот «огребет» свинца.

Солдаты бегут со склона,
Кричат на ходу «Лежи!»
А сверху взирает Зона.
Ты ей за меня скажи...

К виску пистолет прижался.
Чтож, Зона, я был не прав…
Я дольше других держался,
Ужасным убийцей став.

Как я, так и Спам, и Шухов,
Тебя обмануть смогли.
Ствол «Вальтера» тычет в ухо.
Семецкий, завидуй. «Пли!»

Я думал, все будет быстро -
Две ходки, потом домой.
Но мысли рождает выстрел,
Что Зоне решать самой...

ПЕРВЫЙ

Жизнь вообще неразумная стерва.
Грезим, мчимся... потом вдруг обрыв...
Как паршиво скопытится первым...
Снова выстрелы, крики и взрыв.

Над Долиной проносится эхо,
И теряется в шуме дождя.
Видно зря я с Периметра ехал
За патронами в лагерь Вождя.

Вождь сказал, что зачистил Долину,
Только, видно, барыга соврал.
Если б выжил - убил бы скотину...
Снова выстрелы, крики, обвал.

Сыплет гравий на ржавые траки.
Трактор этот - последний рубеж.
Где-то воют слепые собаки,
И кричит умирающий: "Режь!"

Как паршиво скопытиться первым,
Получив лишь три пули в живот.
Пожалел бы ничтожные нервы,
А пошел ведь в Долину, и вот...

Результат. А чего же мы ждали?
В Зоне правил, как водится, нет.
Мимо нас вертолеты летали,
У ЧАЭС мы встречали рассвет.

Мы считали себя Мастерами,
И учили других как им жить.
Только Зона игралася с нами,
Чтоб в Долине потом положить.

Правый фланг - захлебнулась атака.
Слышно - падает тело в траву.
Хлещут пули вдоль дальнего трака,
И разносится вопль "Порву!".

Жизнь вообще неразумная стерва.
Грезим, мчимся... потом вдруг обрыв...
Режет Зона последние нервы...
Выстрел... "выброс"... сектанты... "прорыв"...

ДВУХСОТЫЙ

Умер ли я, скажите?!
Память уже не верит...
Снова патруль спецназа
Дальний Кордон проверит...

Но без меня. Простите,
Я не могу остаться.
Бейтесь за нас и мстите...
С Зоной пора расстаться...

За горизонт уносит
Борт семерых «двухсотых».
Кто за меня там спросит,
В Припяти черных «сотах»?

-«Первый», я «Двести пятый».
Помощь придет не сразу...
В мертвом мозгу распятый,
Шепчет погибший разум.

На козырьке у дома,
Под проржавевшим скатом
Двое - радист и «Первый».
Пули колотят градом...

Жму на курок с успехом...
Выстрел грохочет грозно,
И отдается эхом.
-Поздно, «Десятый», поздно...

-Что у вас? доложите!...
-Помощь придет не сразу...
«Умер ли я, скажите?!». -
Шепчет погибший разум...

СМЕРТЬ

Мечты - мечтами, господа...
Жизнь далека от идеала.
И я сейчас, как никогда,
Жду смерть - её шального бала.

Закрытый бункер на Ростке,
Сухпай заплесневелый с хлебом,
Кривые шрамы на щеке...
Похоже, бункер станет склепом.

Ну что же, смерть. Давай, иди!
Я жду тебя у базы Долга...
Ребята Филина в пути...
Им не спасти меня и Волка...

Им не успеть, а ты беги.
Скорее, смерть, пока есть силы.
Пока не вздумали враги
Для нас с братишкой рыть могилы.

Неужто, многого прошу?
Ну, разве, смерти не достоин?
За год, что в Долге я служу
Меня не зря прозвали Воин.

Смерть, забери меня с собой.
Ну, где же ты, даруй мне гибель!
-Проверьте «склеп». - Кричит Глухой.
-Лукаш сказал живыми, Никель...

ПО ТУ СТОРОНУ ПЕРИМЕТРА

ПРИБЫТИЕ

Расправляя все складочки формы,
Выхожу на пустынный перрон.
Проводнице киваю с платформы,
И шутливо дарю ей поклон.

Вспоминаются наши свиданья
И её голубые глаза,
И суровое «Всё, до свиданья».
Может резко я это сказал?

Ну и ладно, прощай проводница!
Поезд пыхнул и тронулся в путь.
За окошками грустные лица
Тех, кто тщетно пытался уснуть.

Сумрак ночи - холодный и жуткий.
В темноту убегают столбы,
И табличка, как будто для шутки,
«Всем туристам ни шагу с тропы!»

Зона рядом. За крайним блокпостом.
К ней ведет здесь любая тропа,
И на тропах обманчиво просто -
Каждый пятый пошел и пропал...

Тропы тропами. Личное дело.
Каждый сам выбирает свой путь.
Кто-то в Зону срывается смело,
Кто-то просто решает - «Забудь».

У военных нет выбора вовсе.
У военных одна лишь тропа,
И о чем-то табличками просит
Проводница фортуны - судьба...

СЛОВО ЧЕСТИ

Ну, что сказать? Как объяснить?
Скажу вам прямо - жил по чести,
И тем, кому в подземке гнить,
Я говорил – «не надо лести!

Вы – офицеры, он - бандит.
Он проводник, но он убийца…»
Ну а теперь и он убит,
И мне уже не спохватиться...

«- Эй, командир, еще живой?»
Кричит наемник из засады,
А я киваю головой:
«- Живой, живой». - Кольцо гранаты

С щелчком выходит из пазов.
Глубокий вдох, бросок снаряда.
Подарок для паршивых псов
За гибель моего отряда!

Грохочет взрыв, снопы огня...
А в голове мелькают мысли…
Они подставили меня -
Наш проводник по кличке Гризли…

Наш проводник, и два бойца,
Что повелись на уговоры.
И им «оформили» свинца...
Так, у меня минута форы...

Пока враги придут в себя,
Пока поймут мою уловку,
Я, чертыхаясь и сопя,
Успею сделать рокировку.

Хватаю с пола автомат,
Бегу наперерез тоннелю.
Из темноты несется мат:
«- Ублюдок завалил Емелю!»

Один готов. Расклад хорош,
Наемников осталось трое,
Но жизнь моя как медный грош -
Бросок, но не орел - второе...

«- Эй, командир, ты там уснул?...»
Всё с соблюденьем этикета.
Что, красноречием блеснул?
Ждешь «продолжения банкета»?

Ну, жди, родной, уже иду.
Дыши, пока даю возможность.
Но и тебе конец, скоту…
Сейчас важнее осторожность.

Теперь понятно, что к чему.
Наш проводник - наемник Гризли.
И подконтрольные ему
Пять человек... Ну, что за мысли!

Из тех пяти двоих убил,
Плюс проводник, плюс те, кто предал.
Остался грамотный дебил
И два подручных. Всё, разведал.

А он кричит. Ему плевать,
Что я могу пальнуть на голос.
И как его теперь назвать?....
И снова мысль – «Серега Колос».

Эх, парень, жил бы, да и жил,
К жене поехал, к дочке Соне,
Но заработать ты решил…
Ведь знал же, как бывает в Зоне…

«- Эй, командир! Я ждать устал»
Кричит наемник от завала.
Сместился вправо и привстал.
И враг уже в прицеле ВАЛа.

Он дышит, что-то говорит
Своим соратникам, наверно.
Высок, широкоплеч, небрит…
Он сам не знает, как всё скверно.

Секунду выждать. Будто я –
Смерть с занесенною косою.
Мир избавляю от зверья…
«- Эй, командир, готовься к бою!»

Всё, надоел, жму на курок...
Две пули в голову «герою».
Вот это значит «смертный рок»…
«- Колян, обходим, я прикрою».

Ещё гранату вам, скоты!
Что! Вы решили, не отвечу.
И полетела с высоты
Лимонка сволочам навстречу.
* * *
«- Он контролера завалил?»
«- Да, наповал. Полковник, живы?»
«- Блин, Гризли, ты не уследил…
А ну подай аптечку Шивы…»

«- Ну как он, док?... Ещё живой?»
«- Живой. Ну, командир, ну тело!…»
«- Ты отвечаешь головой!
Под трибунал за это дело.»

«- Сержант, не капай на мозги.
В той тьме сам чёрт сломал бы ноги.
Кричал, что не видать ни зги?
Вот и отстал он по дороге.»

«- Серёга! Колос, дай мне нож.
Зажмите рану посильнее.»
«-А ты, Иваныч, сам хорош.»
«- И бинт держи! Держи ровнее!

Полковник! Приходи в себя!
Где нашатырь? Смочите вату.
Ну, крепко ж ранило тебя…»
«- А на хер он кидал гранату?»

«- Так контролер! Ну как он там?»
«- Нормально. Рана не большая.
Ромб, передай по всем постам,
Чтоб нас встречали, зачищая…

Ну, командир! Ну, молодец!
Так завалил! Так потрудился!
Ты, док, второй его отец.
Он нынче заново родился…»

ТЯЖЕЛЫЙ РАССВЕТ

Мерцает средь руин огонь костра.
Свинцовых облаков не замечая,
Над Зоной всходит солнца алый круг,
И ветер дует, полумрак качая…

Здесь никогда не будет пенья птиц.
Здесь все кусты причудливой фактуры
Напоминают даже не кусты,
А прутья проржавевшей арматуры…

Сюда приводят разные пути:
Отчаянье, суровые законы,
Но все дороги нас ведут туда,
Что все мы называем сердцем Зоны…

Там, по легенде, есть на всё ответ.
Осталось лишь направится к Барьеру.
Потом сквозь Припять мёртвую пройти,
А остальное принимать на веру…

ВОИНЫ МОНОЛИТА

Мы не горим желаньем драться.
Мы не хотим искать врагов,
Но и боятся испытанья
Не станем - знаем, кто каков.

Мы не развязывали войны,
Не лили кровь взамен воды,
И наши совести спокойны,
А вам пора пожать плоды.

Пора решить. Настало время.
Не вам теперь меня судить,
Но, видно, это наше бремя
Кордон и Свалку навестить.

Он повелел, и мы шагнули!
Сердца же бились как одно.
Нам не страшны Свободы пули-
Умрем, коль это суждено.

Исчезнет Долг. Все канут в лету.
Они умрут - он так велит.
Земля очистится к рассвету.
Идем на смерть мы, Монолит!

ИЗ ТУМАНА

...И тогда приходят ОНИ. Грустные воспоминания о
тяжелом детстве и полной лишений юности, о
несбывшихся мечтах и погибших надеждах.
Они приходят во время дождя,
... словно утопленники из реки времени,
и ты никуда не можешь деться от них...
Александр Припутин-Олейников. "Дождь"

Они приходят из тумана,
И я стою, скрывая дрожь.
Тяну "Тэтэшник" из кармана,
Из ножен свой десантный нож.

Быть может это просто глюки?
Ведь в Зоне есть любая блаж.
А между тем прямее руки,
Взялися пальцы за "калаш".

Предохранитель щёлкнул тихо.
Уходят пули в темноту,
И как в кино - бесстрашно, лихо,
За ними вслед, в туман иду....

Они приходят из тумана-
Десятки призрачных теней.
Тяну "Тэтэшник" из кармана,
А всё же автомат верней.

Рука за спину, к автомату,
И страх пронзает самого....
Где мой "калаш" висел когда-то,
Нет совершенно ничего.

Обратно, в сторону заставы,
Но впереди - сплошной туман.
Он душит привкусом отравы...
"Тэтэшник" снова лёг в карман.

Увы, поспешное решенье.
Кабан с рычаньем прёт ко мне.
Одно неверное движенье,
И я валяюсь на спине.

Пронзает боль. Я просыпаюсь
На старой койке. Бар "Кордон".
Дрожа от страха, убеждаюсь -
Всё это сон - обычный сон...

Они приходят из тумана,
Как только пробую заснуть -
Мои грехи - моя охрана,
Чтоб страхом душу резануть...

ВЫБОР

Как ни крути, нас пропустили,
И в спину бить никто не стал.
А мы-то думали - простили
Двоих - кто против всех восстал.

Нас - непокорных одиночек,
Кто в миг вражды был «на своем»...
На ПДА лишь пара строчек:
«Не выпускать, но брать живьем».

Нас пропустили до заставы,
Но честь здесь, в общем, не причем.
Они ведь знали, что мы правы,
А мы - теперь к плечу плечом...

Знал генерал, и Череп тоже
Все знал, но выполнил приказ.
Хотел бойцам казаться строже,
Но не о том сейчас рассказ.

Рассказ о том, что долг любого
Быть честным, помнить слово честь.
Но даже в Долге нет такого,
И мало где такое есть.

Мы шли за лозунгом солдата,
Пытаясь изменить весь мир,
Но убивать родного брата
Послал нас верный командир.

И я сломался. Что ж, бывает.
Я воин Долга, я солдат,
Но тот, кто братьев убивает,
Страшнее Зоны во стократ.

И я ушел, напарник следом.
Прочь от ростков постыдной лжи.
И не вернусь я за ответом,
А ты, Воронин, что ж, служи...

ДУЭЛЬ

С шипеньем в тело бьет свинец,
Боль прожигает сотней стрел,
И разум думает – «конец!»,
А я так много не успел...

Перед глазами пляшет мир,
Проходит кадрами кино.
Я мог уехать на Памир,
Стать кем угодно. Все равно...

Какая разница теперь,
Кем был, как жил и как погиб.
Обратно в жизнь закрыта дверь
И мертвый разум шепчет: «Влип!».

Повторный выстрел, чей-то вскрик,
И труп врага упал у ног.
С винтовкой к нам бежит старик,
И слышен крик: «Живой, сынок?».

DE FACTA

Нет места ни любви, ни чести
Там, где вся жизнь - сплошной кошмар.
Но мы с ней, все же, были вместе,
И вместе с ней нашли хабар.

Те два бесценных артефакта
Нести хотели на Кордон.
Но жизнь суровая, de facta,
И потому все прячем в схрон…

«Беги». - Мои шептали губы.
Она не думала бежать.
Ну а потом стрельба и трупы,
И банду я не смог сдержать...

Меня пытали больше часа,
Но я, увы, не сдал свое,
И эти твари тут же, сразу
Переключились на неё...

Чтож, подставлять другую щеку?
Ну, разве можно все простить?
И я теперь иду к востоку
За ними следом... отомстить.

Нет больше места состраданью -
Вираж дала судьба моя...
Винтовка «ходит» в такт дыханью
Я просто мститель. Я - судья!

Приклад к плечу, в прицеле цели.
Вопроса нет - как поступить.
Они её убить посмели,
И я теперь иду убить...

Я выдал схрон, её спасая,
И был оставлен умирать.
Они пошли за артефактом,
А я - их жизни отобрать…

У схрона, меж двумя холмами
Они затеяли пикник.
Себя сюда загнали сами...
Грохочет выстрел. Первый сник.

Упал лицом в сырую землю,
Потом второй - свинец в груди,
Но крикам больше я не внемлю,
Не слышу возгласа «прости».

Прощенья нет - есть смерть. de facta.
Есть искупление вины.
За два паршивых артефакта
Её убили! Жизнь – должны!...


ЛЕГЕНДЫ ЗОНЫ

НОЧНАЯ ЗОНА

Пронзает свет безжизненный туман,
Шуршит листва, шумят седые ели.
Один патрон - как водится, в карман.
Все остальные - в направленье цели.

Вдруг снова выстрел рубит тишину.
В ответ бьет трижды «АКМ» с заставы.
На краткий миг я к оптике прильну,
Чтоб разглядеть огни у переправы.

Военный рейд закончился стрельбой.
Четыре вспышки тонут в мертвом мраке.
Как будто всех их гнали на убой -
Всех семерых к «Чернобыльской собаке».

Ответный выстрел, и истошный крик.
Вновь плеск воды и стуки у настила.
И Доктор шепчет: "Погляди, старик,
Уж этих Зона точно не простила".

Вот был бы я не бестелесный дух -
Помог бы им, и вывел всех к Кордону.
Последний крик, свет фонаря потух...
Ну, разве можно переделать Зону?...

-И нам пора. - Кивает Доктор мне.
Патрон в патронник... Я шагаю следом.
Уже пять лет живу я как во сне
С тех самых пор, как называюсь Рэдом...

ВЕТЕР

Ветер гонит в черноту прах.
Все сильнее главный враг - страх.
И молитву шепчет вновь лес.
Воет ветер «Убегай, Бес...»

«Впереди нет ничего. Верь.
Только зло там, отступись, Зверь.
Не иди. Остановись. Стой!»
Темноту пронзает рык. Вой.

Дышит Зона. Снова спит ночь.
Ветер гонит ходоков прочь.
«Неужели не понять вам?...
Впереди лишь бездна. Стой, Спам!...»

НАПУТСТВИЕ

Там бесконечный мрак,
Вода ревет как гром,
И страх - твой злейший враг.
Спешишь под Агропром?

Ты хочешь прыгнуть вниз,
В подземные ходы.
Туда, где сотни крыс
И ужас пустоты.

Туда, где вечный мрак,
И нет пути назад,
Где страх твой злейший враг.
Готов спустится в ад?

Ты веришь в силу пуль,
Что выдержит клинок?
Пройдешь там, где Хемуль?
Ну, что ж, дерзни, сынок.

ЛОЖЬ

Нет, на лжи мир не выдержит долго.
Не продержится - канет во тьму.
И от лжи так обидно и колко,
Будто ложь только льстила ему.

Слезы душат, вздохнуть не давая,
Из груди вырывается крик,
И грохочет, туман разрывая,
Голос Зоны: "обидно, старик?".

Он стоит посреди саркофага.
Спецкостюм плотно кровью залит,
И мерцая, из злобного мрака
На бродягу глядит монолит.

Резко, хищно оскалены грани,
Отраженье чернее, чем ночь,
И единственный, выживший в клане
С криком ужаса пятится прочь...

Ужас гложет, сбивая дыханье.
Сердце силится вырваться вновь.
Прерывается тьмы колыханье,
На бетон проливается кровь...

-Выжить... - Шепчет израненный воин.
-Помоги! Я прошу, помоги!
Только камень как прежде спокоен
Не ответит на взмахи руки.

Не откликнется черная глыба,
Не исполнит желанье бойца.
Камень нем, как огромная рыба...
Замер он в ожиданье конца...

СТИХОТВОРЕНИЯ К ПОВЕСТЯМ И РОМАНАМ
ПО ВСЕЛЕННОЙ «СТАЛКЕР»

ДВЕРЬ
(к роману «На пороге тайны»)

...Ведь что остаётся человеку в этом месте,
как не верить в существование рая,
если Зона – прихожая в преисподнею,
дверь в которую открыли люди.
Мы сами открыли дверь в ад...
Александр Тихонов. «На пороге тайны»

Всю грязь истерзанного мира,
Все страхи, ужасы войны,
С искусством старого вампира
Ты в Зону новую тяни...

Давай, ведь ты же царь природы!
Ведь ты зовешься ЧЕЛОВЕК!
А те, кто не с тобой – уроды!...
Вот это двадцать первый век…

Аплодисменты! Браво, люди!
Она страшнее во стократ...
И как же мы отныне будем
Держать в узде наш личный ад?!

Там, за Периметром - вся злоба,
Вся ложь, вся алчность, и притом
У человеческого гроба
Ты сам орудуешь кнутом.

Ты, человек, не понимаешь,
Какое зло растишь. Поверь,
Напрасно Зону принимаешь
Как в наше будущее дверь...

Та дверь - не выход для науки,
Не путь к спасению души.
Ты ад готов открыть от скуки!
Что для тебя важней - скажи?!

Чечня, Вьетнам, Афган, Корея -
Мир лихорадила война.
А ты к двери бежишь скорее,
И дверь уже отворена...

КРОВАВЫЙ «ЯНТАРЬ»
(Из романа «Кровавый Янтарь»)

Чёрно-белый рассвет. Утро. Семь ходоков.
Зона к центру вела, отгоняя врагов.

Припять, «Рыжий», Росток – всё прошли без потерь.
Вот уже на Янтарь открывается дверь.

Здесь на дальнем плато, без особых запар,
В командирский рюкзак собирали хабар.

Что случилось потом? Как решились на зло?
Может быть потому, что вот так повезло?

Ночь прорезал костёр, словно кровь на клыках,
Но не спали бойцы. Автоматы в руках.

Каждый выстрела ждал, отгоняя кошмар,
И хозяина ждал злополучный хабар.

А потом в тишине рявкнул дважды обрез.
Правда, вам лишь решать, чей был в том интерес.

Только вам лишь решать, кто из них был смелей,
Кто оставил тела возле кучи углей…

Догоревший костёр, сильный ветер и гарь.
Кто кровавым назвал злополучный янтарь,

Безусловно, был прав. Как его не зови,
Этот сумрачный край утопает в крови.

И забрав свой хабар, сталкер шел на Кордон….
А убийца ль, герой – вы решайте, кто он….

ПЯТЬ ЧАСОВ ОЖИДАНИЯ
(К повести «Пять часов ожидания»)

Ты не боишься темноты,
В науку веришь и в законы.
Но на тебя из пустоты
Взирает смерть в обличье Зоны.

Там, в коридорах, впереди
Рождалось зло и умирало,
И снова на твоем пути
Из мрака это зло восстало.

Ты знаешь, что такое страх?
Ты веришь в собственные силы?
За пять часов - вселенский крах
И бункер в качестве могилы.

Ты можешь верить в автомат,
В болты, в друзей, в их человечность.
Но выброс - пламенный набат
По тем, кто заперт здесь на вечность.

Ты знаешь, что такое страх?
Он души рвет подобно пуле.
И ты, держа ПМ в руках,
Сидишь на старом, грязном стуле.

Перед тобою коридор.
Там тьма, пугавшая до дрожи,
И на тебя глядят в упор
Ужасных зомби злые рожи.

А страх тихонько душит всех.
На части рвет людские души,
И, подтверждая свой успех,
По темным катакомбам кружит.

Накрыло выбросом Янтарь,
Закрыты двери на «засов».
Но возвестит стрельба и гарь -
Нам жить осталось пять часов.

Закат уже не пережить.
В подвалах тьма рождает ночь.
Осталось головы сложить...
Тем, кто ушел, уж не помочь.

Им проще - смерть без лишних слов,
А нам осталось только ждать.
За пять с секундами часов
Вопрос о смерти подтверждать.

А наверху багряный шквал,
И шансов нет, как нет их тут.
Еще один боец упал,
и грянул выстрел. «Всё, идут!»

«В ружье!» - Командует Круглов,
Но слишком поздно. Начат бой.
И заглушив тирады слов,
В подземке раздается вой.

Ты знаешь, что такое страх?
Ты веришь в собственные силы?
За пять часов - вселенский крах
И бункер в качестве могилы…

ПСЕВДОЮМОР И АНОМАЛЬАЯ САТИРА

ШАГ

Шаг вперед, как говаривал Ленин,
И обратно, дыша через раз.
На поляне, средь мусорной хрени,
Две «химеры» глазеют на нас.

Сразу две, возле «Рыжего леса».
Две зверюги размером со льва.
В каждой тонна отборного веса
И любая уж точно права...

Шаг назад. Не дыша, не моргая.
Первый монстр повернулся ко мне.
На напарника смотрит другая,
Как в кошмарном, неистовом сне.

Разминемся? Ага, разминулись.
Мясо Ваня и мясо Андрей...
Лапы первой внезапно согнулись.
Новый шаг получился быстрей...

Бесполезно бежать от химеры.
Автомат для неё - ерунда.
Против лома нет правильной меры.
Против двух – ничего, никогда!

Ладно, будем смотреть позитивно:
Я впервые увидел «химер».
Тело задом шагает активно,
В ожиданье решительных мер.

Шаг, другой. Для здоровья полезно...
Мясо Ваня шагает назад.
Не собаки нас слопают - лестно.
Не сказал бы, что счастлив, но рад.

Свист. Прыжок. Мускулистое тело
Приземлилось уже за спиной,
И мне кажется, ей надоело
Через поле мотаться за мной.

Мясо Ваня вперед понемногу.
Рык химеры. Решил замереть.
Когти-бритвы вцепилися в ногу.
Подавиться тебе, умереееееть!

THE HEROЙ

Пародия на героев оф.серии и фанфиков.
Кто узнает в этом персонаже героев сталкерской серии?

Зона не била -
Зона любила.
Лучшей игрушкой был.
Не отпустила,
Хоть и простила...
Только за что, забыл...

Потрох я сучий!
Жутко везучий!
Круче, чем сам Хемуль…
Только с собою
На всякий случай
Меньше таскаю пуль…

Связку с ключами,
И за плечами
Тощий совсем рюкзак.
В нем две буханки,
Пол литра «ханки»,
Гаечный ключ, резак...

В общем, что надо -
Даже граната,
Фляжка гнилой воды...
Лука головка,
Ну и винтовка,
Чтобы давать **зды.

В общем снаряга
Вся. Без напряга.
Можно таскать с собой...
Но на Кордоне
«СЕВА» есть в схроне,
На АТП – второй.

И вот теперь я
Всех в пух и перья
На АТП порвал,
И собираюсь,
Коль постараюсь,
Топать к себе в подвал.

Шел вдоль ангара.
Там зомби пара...
Я проскользнул ужом

Категория: Стихи и книги | Добавил: Admin (21.01.2011)
Просмотров: 708 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
-->
Опрос сайта
Играете ли вы в stalker
javascript:// javascript://
Всего ответов: 72

Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте:

stalker-snaroda

Самый загадочный литературный проект



Хостинг от uCoz